Переполох

Воспитание

В доме Тетериных был страшный переполох. В первый час не спали, Марья Ивановна беспрестанно причитала: «Родители, зачем это делается?» Муж ее, Степан Дмитриевич, весь красный, ходил по комнатам, вздыхая. Жена принесла ему лекарство от кровяного давления, и он постоянно повторял: «Какой позор». Через кухонную дверь можно было увидеть мужчину средних лет, по его лицу текли слезы, его спина выгнулась под тяжестью неприятностей. Он приехал полчаса назад, так что было около двенадцати часов ночи.

– У меня в голове не укладывается, что наша Светка наделала гадостей. Ну, надо же, убежала, как девка какая-то, – Марья Ивановна положила мужу на лоб мокрый компресс. – Я привела мужчину, потому что на тебя теперь страшно смотреть, у меня сердце разрывается, позвал он, убегая на кухню. – Может, с тобой что-то случилось?

– Я не знаю. Мы обедали позавчера, а она смотрит на меня и не моргает. Я спрашиваю: «Что?» Будь спокоен. – несчастный муж сжался в груди от плача, а голос стал хриплым, слабым, чужим. Руки мужчины то и дело тянулись к краю накрахмаленной скатерти, теребя и скручивая ее. Почему он делает это со мной? Я сделал все для нее!

Мария похлопала зятя по плечу и предложила есть. За стеной Степан крикнул, что тоже поест и надо немного выпить, чтобы нервы поберечь.

– Я до сих пор не верю. Откуда у нее такой муж? Береги, содержит. Ну что тебе еще нужно? Какой позор! Я никогда не слышал, чтобы женщины уходили из семьи. Он открыл холодильник и долго рассматривал полки. «И это то, что нравится моей дочери!» Мария принесла кастрюлю с супом. – Кто-то вроде тебя стоит сто процентов. И ласковый, и знакомый, хорошо зарабатываешь, красавчик…

Мы жили так счастливо и мирно. Не ругали. А вчера он мне написал: «Я тебя не вижу». Вот как! Мы жили хорошо четыре года, и вот такие времена. Только моя дочь плачет дома. Собрал вещи и ушел. Василий тихо вздохнул.

– А что, ничего не предвещало?

Отец открыл кухонную дверь и с отвращением посмотрел на жену.

– Вот как я это упомянул! Испорченный вырос! Ну так покажи себя! и захлопнула дверь кухни.

«Нет, мы почти никогда не ссорились. — хрипло сказал Василий. – Да, понемногу. Год назад, например, мы немного поругались. Наша Катя хотела куклу. Я посмотрел на эту куклу – чудовище. Но давай защитим Светку, говорит, я все равно деньги найду и сама куплю. Тогда, конечно, я разрезал его карман. Ну, я послушал. У него зазвонил телефон, но он повесил трубку и перевернул его экраном вниз.

Читайте также:  Что выросло, то выросло! Пора оставить обиды на родителей

– Да, девочку, конечно, надо специально воспитывать, без этих новшеств. Мария поставила перед зятем тарелку с горячим супом.

Она явно не понимает. Скандал тогда был громадный. А через неделю ничего.

– У вас замечательная семья, и все еще впереди. Опомнись. – как заклинание повторяла Марья Ивановна. – Не волнуйся так. – и налил себе стакан водки.

На кухне появился Степан Дмитриевич. Он хлопнул ладонью по столу, и перед ним появилась тарелка с супом.

Да, все люди собаки. Вот мы с Машей потираем друг друга. А теперь как единый механизм. Степан чокнулся с зятем и залпом выпил стакан. – Вот так черт воспитал Светку. Мы должны были быть строже. Быть ответственным, мириться с семьей. Вышла рулетка. Надо было, мама, с юных лет говорить ей, что семья — это святое.

– Действительно хорошо! Мария подняла руки. – Ищите себя. Я помню, что ей было всего семь лет, она только шла в школу и у нас с ней были секреты. Он рассказал ей, как заботиться о муже, как вести домашнее хозяйство. Соблюдала строго, никаких мини-юбок и клубов. Я всегда знал, что наша девушка взрослеет.

– Х.М. Что-то не заметно. Она ничего не объяснила. Муж, дочь ушли и исчезли, ничего не объяснив. Это делается не от хорошего воспитания. Просто от обиды.

Василий резко встал.

— Ну, ты намекаешь, что я виноват? Да, последний раз мы дрались два месяца назад. Она выпросила у меня краски, и мы собираемся рисовать. Вижу, ну не Айвазовский. Так что я сказал ему, что мазня. Она плачет. Работал от безделья.

Плачет? — печально пробормотала мать. – Почему с ней так?

Степан Дмитриевич ударил кулаком по столу так, что все вздрогнули.

– И что! Оправдывает ли это? Он ушел из дома и семьи! Он налил себе и зятю еще стакан. – Когда я тебя увидел, то сразу понял – мужчина. Трудолюбивый, простой, ответственный. Как только я начал следить за своей Светой, я решил отпустить его замуж. А потом, в этот момент, он ушел с каким-то музыкантом. Косми лег, чтобы защитить себя. Ну какое может быть будущее у музыканта? Ни денег, ни ответственности, и даже девушки будут к нему цепляться. А ты спокоен, прост…

Читайте также:  Не любите ребенка при рождении...

Степан замолчал, потеряв мысль. На телефон Василию пришло сообщение, он мельком посмотрел и опустил экран.

Да, это было, сказали они. Я должен был бороться за нее. Когда я впервые увидел ее, я сказал: «Ты будешь моей». Она не ответила мне. Но, как говорится, терпение и труд все перетрут.

– Точно. Девушки, когда они молоды, они не знают, чего хотят. Вот они и понимают, что за мужиков разогнали, но уже поздно. Я почти скучаю по тебе, наша Светочка. На свадьбе он рыдал, говорил, что ненавидит нас всех и собирается уходить. И я сказал: «Нигде, дорогой, и все. Ты выйдешь на улицу, если не будешь чтить волю своих родителей». Так вот, поправила она себя, она родила мальчика. Ну, я подумал, что это умно.

«Какую жизнь я создал для нее!

– И позже! И она, и она… Она бросила школу, это не работает! Но всегда сытый и одетый: пюре Мария Ивановна накладывала огромной ложкой.

Мужчины выпили еще. Степан Дмитриевич крепко обнял зятя и огромной рукой похлопал его по спине. Марья Ивановна подавала второе, сидя за столом, с тоской смотрела на зятя и шептала: «Подожди». Василий немного расслабился и вздохнул, снял куртку, рухнул в кресло, снова зазвонил телефон, а потом пришло еще одно сообщение .

– А я считаю, что жена проститутки лучше студентки! – зять был сильно пьян от пьянки.

Марья Ивановна посмотрела на него вопросительно.

– Я слышал, как студенты там получают пятерки. Ну и к тому, что лучшие годы провести. А для чего? Эти дизайнеры как грязь. Я говорю, у тебя есть сын, семья. Там ничего не поделаешь. Она, конечно, возмутилась, объявила голодовку.

Родители Светы переглянулись. Марья Ивановна закусила губу, Степан Дмитриевич крякнул.

«Вообще она мечтала стать дизайнером для тех людей», — отметила она на уровне стола. – Да и денег вложили много, я работал как сумасшедший. Вася, что ты делаешь?

– Знаете, если бы она так хотела учиться, наверняка настояла бы на своем. Я и сама поняла: какая учеба с маленьким ребенком? Ребёнку нужна мама, а не дизайнер. Я бы еще родила. И где работать? Ерунда.

– И все же, – робко возразила Марья Ивановна, но муж схватил ее за локоть и прошептал: “Ладно, ваше дело”. Телефон завибрировал и завис примерно в дюйме над кухонным столом, прежде чем Василий выключил его.

Читайте также:  Чужих детей не бывает. Пособие при усыновлении.

– Может, Света передумала? вы бы взяли это – Свекровь нервно оторвала пальцами этикетку с бутылки.

Нет, это с работы.

— Тогда, может быть, на работе что-нибудь случилось, — прошипел Степан Дмитриевич. Василий усмехнулся.

– Нет, он там, – он махнул рукой в ​​сторону окна. На работе только одна девушка. Вот она мне и звонит. – Глаза Василия были склеены после бессонной ночи, а алкоголь полностью затуманил его сознание.

Степан Дмитриевич молчал, почесывая усы, и через три секунды замер, как будто кто-то невидимый ударил его по носу.

Что за работа в 2 часа ночи? – Свекор посмотрел в сонные глаза Василия. – Вы получили страсть там?

– Конечно нет, ты что? Тогда один взял верх, я ему сразу сказал, что у меня есть жена и сын. Сына не оставлю, – громко икнул он. – Ну, забавная ситуация.

Степан Дмитриевич вскочил с места и с вопросительным знаком склонился над Василием.

– У вас есть какие-нибудь трюки там? Он схватил воротник рубашки своего зятя. Он попытался освободиться, но свекор только крепче сжал его руку – рубаха треснула.

– Что делаешь! Василий вдруг стал серьезным. Марья Ивановна в ужасе закрыла рот руками.

– Я тебе здесь покажу, – Степан с силой толкнул зятя к стене. Василий закрыл лицо руками и что-то пробормотал.

– Она не серьезно. Ну что ты? – побежал по залу, уворачиваясь от кулаков Степана Дмитриевича. – Так Света с тобой такая взрывная.

“Я покажу тебе, грешник!” Я думала, что отдам свою единственную дочь порядочному человеку. Я ему доверился, а он уходит на сторону. Он не давал Светке учиться, ломал ему всю жизнь, а еще утешал. Сын старухи!

Через минуту, когда Василий лежал на лестничной клетке с разбитым носом, Степан перекинул куртку и сапоги за порог.

– Что за гад залез в дом и куда смотрела Светка. Ему нужно было немедленно повернуть закрылок. Она с ним уже четыре года… Вот наивная дура. – Отец Светы закурил прямо в коридоре. – Я жил с таким предателем и деспотом.

Мария хотела что-то возразить, но махнула рукой.

«Сейчас главное, чтобы суд присудил Катюшку Светке, тогда мы ее заберем себе. Давайте тогда объясним правильно, в традициях. И мы найдем ей нормального мужа, не такого.

Автор слов: Анастасия Балюлина
Больше текстов в сообществе GREAT PLAYER

#юмор #семья #образование #приземленное

Фонтан

Оцените статью
Умная мама
Добавить комментарий